вторник, 11 ноября 2014 г.

Вернуть былую славу - Адыгея славилась самбистами. После некоторого затишья республика снова зарабатывает самые престижные награды?- Вы первый, кто провёл в Адыгее турнир по самбо памяти «Лучшего тренера XX века» Якуба Коблева. Почему?- В Адыгее более 500 миллионеров. А сколько спонсоров?- Сергей Шойгу вернул в армию спортивную роту. Насколько это важно?


Борьба сильна духом. Адыгейской школе единоборств нужна особая поддержка

«Среди моих воспитанников было три чемпиона Европы, а получал я как детский тренер 3700 рублей», - рассказал в интервью «АиФ-Адыгея» тренер по самбо Юнус Хот.

«Спорт не должен зависеть от частного капитала, на чемпионов даже в дотационной республике нельзя жалеть средств. Единоборства - это «конёк» нашего региона. Но сегодня он зависит и от внутренней культуры людей. Я горжусь моими воспитанниками: полицейский Слава Гиш - в охране главы республики, Эдуард Цеев - Герой России», - говорит старший тренер юношеской сборной Адыгеи по самбо Юнус ХОТ. 

Вернуть былую славу

Карина Кадиева, АиФ-Адыгея: - Адыгея славилась самбистами. После некоторого затишья республика снова зарабатывает самые престижные награды?
Юнус Хот: - Это «золото», которое на Кубке России по боевому самбо завоевал Ислам Абазов. Он стал единственным победителем в истории именно боевого самбо республики в весовой категории 100 кг. Сейчас Абазов единственный спортсмен, который будет представлять Россию в этом весе на Кубке мира в следующем году.
- Вы первый, кто провёл в Адыгее турнир по самбо памяти «Лучшего тренера XX века» Якуба Коблева. Почему?
- Как я могу забыть человека, который определил моё призвание? Наша школа самбо и дзюдо - детище Коблева. Если бы не он, я бы был учителем физкультуры. Но Коблев предложил мне ещё студентом тренировать ребят в школе. Так после третьего курса спортфака я начал тренерскую работу. До сих пор, когда приезжаем на российские соревнования, ко мне подходят коллеги, интересуются, что сейчас делается в институте дзюдо, который тоже основал Коблев. Не будь Коблева, не было бы у Советского Союза олимпийского чемпиона Владимира Невзорова, а у России - олимпийца Арсена Галстяна. Кстати личный тренер Арсена - мой ученик Игорь Романов, тоже прошёл коблевскую школу.
- Но если тренерская работа так почётна, почему молодые не рвутся в тренеры?
- Потому что молодым зарабатывать надо. Среди моих воспитанников было  три чемпиона Европы, а получал я как детский тренер 3700 рублей. Даже мои ученики получали больше. Меня не раз приглашали на тренерскую работу за рубежом. Пока отказываюсь. Хотя уезжал работать на Кубань. Точнее, зарабатывать.
- В Адыгее более 500 миллионеров. А сколько спонсоров?
- По опыту скажу: спонсируют будущих олимпийцев не миллионеры, а бизнесмены средней руки. Одни вкладывают деньги в восстановление спортзалов, другие выделяют средства для поездок на соревнования, поддержку школе. Это немало: хорошая форма для самбиста стоит 3 тыс. рублей. Сейчас в школе самбо тренируется около 35 студентов, 60 старшеклассников, ученики 6-7 класса, даже второклашки. Но одной благотворительности для развития спорта мало. Без господдержки - никуда.

Про скандалы и армию

- Сегодня вокруг борцов разгорается много скандалов.
- Настоящий мастер боевых искусств ножичком себя не осквернит. Мы как-то забыли, что единоборства - не рекламные трюки. Головой в кирпичную стену? Это дешёвое шоу. Боевое искусство - сломать противника духовно, не вступая с ним в поединок. Показать взглядом, что ты сильнее духом. А если противник не внял и полез размахивать кулаками и ногами, тогда задача мастера не покалечить его, а уклониться от драки. Не в смысле - испугаться и убежать, а повести бой так, чтобы удары противника приходились мимо,  измотать его, а потом тихо уложить на обе лопатки. Но я своих ребят предупреждаю: в злачные заведения лучше не ходить.
- Сергей Шойгу вернул в армию спортивную роту. Насколько это важно?
- Сердюков, упразднив спортивные роты, как нерентабельную, фактически  свёл на «нет» труд нескольких поколений тренеров. Раньше наши ребята по достижении призывного возраста шли в специально созданную для них роту, где продолжали тренироваться и выступать на соревнованиях.
После упразднения спортрот наши мальчишки шли в солдаты без особых диет, тренировок и соревнований. Последний пример - чемпион России и Европы Абрек Чесебий служил на Дальнем Востоке. В большой спорт он уже не вернётся - за время службы многое было упущено. Ещё трое ребят, включая моего сына, тоже ушли из школы самбо в «неспортивную» армию. На мой взгляд, в войсках Минобороны можно было бы создать спортивные взводы из лучших спортсменов того или иного военного округа. Шойгу понимает, что профессионального спортсмена нельзя «выбросить» из спорта даже на год. И к армейским клубам, уверен, снова вернётся их былая слава. Впрочем, самое главное сейчас - помнить не о прошлых победах, а нынешние не упускать.